Пресса о нас

Полжизни - за царя

Источник: www.rg.ru

На Первом канале выходит фильм Эдварда Радзинского об Иване Грозном

В эфире Первого канала 27 и 28 августа - новый авторский проект Эдварда Радзинского - двухсерийный фильм "Воскресшие тени: Иван Грозный и Владимир Старицкий". Как обычно, Эдвард Станиславович расскажет об исторических событиях (на этот раз 500-летней давности) так ярко и эмоционально, как будто он сам был непосредственным свидетелем всего, что происходило. А пока исследователь, писатель и драматург рассказывает о своей новой работе читателям "РГ".

Эдвард Станиславович, новый проект - новые исторические личности. С кем на этот раз собираетесь знакомить телезрителей?

Эдвард Радзинский: Герои телепроекта - наш первый царь Иван Грозный и последний удельный князь - Владимир Старицкий, его двоюродный брат. Рассказ о двух братьях, которые с детства воспитывались вместе, в небрежении, в темных покоях кремлевского дворца. У обоих печальная предыстория: Иван - сирота, отец Владимира замучен по приказу матери Ивана. Иван на три года старше, и потому Владимир с детства научился подчиняться и не прекословить … В этом проекте многое снималось на натуре. В том числе и исчезнувшая великолепная столица удельного княжества - город Старица. Сейчас развалины ее храмов и дворцов лежат под слоем земли и травы. Остались только земляные валы, на которых когда-то возвышались крепостные стены, построенные Старицкими князьями. Но при расправе с братом, Старицу забрал себе Иван Грозный. В это время ее видел и о ней написал папский посол, приехавший к Ивану договариваться об окончании Ливонской войны… Зрители увидят и древний Свято-Успенский Старицкий монастырь, который отстроили Старицкие князья. Монастырь пережил пожары, бесконечные погромы и разорения, и каждый раз восстанавливался, возрождался, как Феникс из пепла. И сейчас он вновь обрел красоту, которую видел папский посол. Этот тысячелетний монастырь велик и знаменит своими подвижниками. В Старицком монастыре принял постриг первый наш патриарх Иов. В монастыре служил Дионисий - будущий знаменитый настоятель Троице-Сергиевой Лавры, который во время нашествия поляков отстоял Лавру. В дни помрачения, ожесточения и убийств Смутного времени Дионисий сделал Троице- Сергиеву Лавру редким приютом милосердия на Руси. Монахи находили на дорогах раненных, калечных, потерявших силы людей и несли их, вели в монастырь. И, несмотря на скудные монастырские припасы, всем хватало.

 В нашем проекте мы расскажем, как в дни Смуты вчерашний старицкий монах Дионисий приютил в Лавре Марию Старицкую, которая была последней не только из княжеского дома Старицких, но из рода московских Рюриковичей. На ней угасла великая династия. И рядом с ней, в том же монастыре, спасалась другая несчастная - дочь Бориса Годунова - Ксения, изнасилованная самозванцем и постриженная в монахини…

Я так поняла что для вас это - первые съемки, которые проходят не в телестудии, а на натуре. 

Эдвард Радзинский: Съемки проходили и в студии, и на натуре. Просто натуры намного больше, чем обычно в момх проектах И снимали мы зеленое поле, под которым лежит под землей великолепная Старица, и Старицкий Свято-Успенский монастырь. Снимали и очень подробно Теремной дворец в Кремле и так далее. Все эти съемки - попытка вернуть исчезнувшие быт и обычаи владык древней Руси. И мой рассказ - вся жизнь этих двух братьев Ивана Грозного и Владимира Старицкого. Времена, когда они вместе отправлялись на ратные подвиги - Владимир брал вместе с Иваном Казань и участвовал вместе с ним в Ливонской войне, а кончилось все ненавистью и истреблением рода Старицких. Даже мать была убита…В знаменитом фильме Сергея Эйзенштейна совсем иные образы Владимира Старицкого и его матери… В нашем проекте мы попытались сделать понятными и характеры этих несчастных, и неотвратимость их судеб. И потому фильм носит название "Воскресшие тени". Не то, что я возвращаю справедливость, но просто пытаюсь воскресить два характера, которые долгое время живут в любви друг с другом, а политика делает их врагами, и один уничтожает другого.

У вас это раньше было описано в книгах, так, как в фильме?

Эдвард Радзинский: Все содержание этих двух серий - победа самовластия на Руси. О том, как похоронен был иной путь Руси - путь Новгорода, путь вечевой республики, как нарождалось беспощадное самодержавие.

Долго вы работали над этим телепроектом?

Эдвард Радзинский: Два с половиной часа. Я наговорил обе серии подряд, без дублей. Это практически прямой эфир. Так что потратил два часа и … полжизни! Потому что я много писал и несколько раз рассказывал на ТВ об Иване Грозном. О нем и об его знаменитом ученике, который на пьесе об Иване Грозном: несколько раз написал одно и то же слово - "Учитель". Съемки закончились осенью. Параллельно с ними я заканчивал книгу "Апокалипсис от Кобы". Первый том "Сталин. Начало" недавно вышел, в сентябре на книжной ярмарке состоится презентация второго тома "Гибель богов", и уже закончен третий.

Параллель книги и телепроекта была для меня очень важна. В конце концов это была история ученика и учителя...

Тема сильного правителя никак нас не оставляет. Вот, например. совсем недавно широко обсуждалось письмо Захара Прилепина Сталину.

Эдвард Радзинский: Я не читал этого письма.

Как на ваш взгляд, России нужен такой сильный правитель, какими были Иван Грозный и Сталин?

Эдвард Радзинский: Понимаете, о Сталине хорошо рассуждать отвлеченно, увлекая не очень образованных но очень обиженных нынешней жизнью сограждан… Ибо очень многое, что говорили большевики о социализме, было ложью, но очень многое, что они говорили о капитализме - это правда. И сейчас людям, наблюдающим все эти забавы нынешних героев капиталистического труда часто хочется сказать "Сталина бы на вас!". Но если бы пришел реальный Сталин с его фараоновыми стройками, славным Гулагом, со сталинской свободой слова и совести… Впрочем, нелегко убеждать, нынче, когда великое беспамятство давно вернулась в нашу страну. Я написал полторы тысячи страниц новой книги и надеюсь немножко напомнить и о реальном Вожде народов, и о реальной жизни в затонувшей Атлантиде - сталинском СССР. Что же касается сильного правителя… Если он действует в демократической стране с тысячелетней традицией демократии, то его зовут Черчилль, и он очень нужен. Но если он действует в полуазиатской стране с тысячелетней традицией самодержавия, то он очень опасен. Потому что здесь вековая традиция: очень сильный правитель - это непременно диктатор -Иван Грозный, Петр Великий, Николай Первый... Для них люди -ничто, цель -все. Они воспринимают людей отвлеченно, для них это - мухи ... Хотя для писателя такие типажи необычайно интересны. Масштаб личности! Как правило, они великолепные актеры, которые все время играют разные роли.

Это вы сейчас говорите про Сталина или про Ивана Грозного?

Эдвард Радзинский: Про обоих.

Почему на ваш взгляд у нас такой интерес к истории? Рейтинги ваших передач и тиражи ваших книг лишь подчеркивают этот факт.

Эдвард Радзинский: История у нас - это политика, обращенная в прошлое. И потому, допустим, Иван Грозный все время становится псевдонимом, маской. Под этой маской скрывается сам пишущий. И так же пристрастно политически воспринимает историю зритель! Поэтому все тот же Грозный периодически воскресает в самых противоположных ипостасях. То он монстр, "Иоанн Мучитель", как называли его современники, то он - великий правитель, оболганный либералами и Карамзиным.

А как скажете вы?

Эдвард Радзинский: Он - великий. Но - злодей!